Виктор Григорьев пошел вгору

Банкир Виктор Григорьев с одобрения «Ростеха» и Минпромторга продолжает получать доли в стратегических предприятиях страны. Дела на них от этого лучше не становятся, зато Григорьев может получать возможность выводить с них деньги через свой «НК Банк»?

"Ростех" даст Григорьеву "пороху"?

 

Как передает корреспондент The Moscow Post очередной актив может оказаться под контролем скандального банкира Виктора Григорьева. Речь о ФКП «Пермский пороховой завод», который может перейти под управление его холдинга «Технодинамика». Когда-то «Технодинамика» входила в авиакластер «Ростеха», но затем непонятно на каких основаниях большая часть её долей была продана банкиру. Теперь холдинг вбирает в себя одно госпредприятие за другим.

Сейчас ФКП «Пермский пороховой завод» контролируется Минпромторгом РФ под руководством Дениса Мантурова. Семья последнего имеет тесные бизнес-связи с главой «Ростеха» Сергеем Чемезовым.

Поговаривают, что и Чемезов, и Мантуров дружны с Виктором Григорьевым. В 2003-2007 годах, когда Мантуров был генеральным директором АО «ОПК Оборонпром», где Григорьев занимал должность его первого заместителя. Другие мотивы, зачем отдавать в управление Григорьеву стратегическое предприятие, усмотреть сложно.

Пермский пороховой завод производит боеприпасы и является одним из ведущих подобных предприятий в стране. Он станет уже не первым подобным активом, который отойдёт Григорьеву. Ранее он получил от Минпромторга под свой контроль соликамский завод «Урал» и пермский НИИ полимерных материалов.

Теперь складывается ощущение, будто бы из этих предприятий могут выводиться сотни миллионов рублей, ведь частная структура лишь отчасти контролируется властями в лице «Ростеха». Возможно, конечными бенефициарами этих процессов являются Чемезов с Мантуровым, а средства смогут уходить за рубеж через «НК Банк» Виктора Григорьева.

Специально для передачи Пермского порохового завода в пользу «Технодинамики» пришлось изменить федеральное законодательство. Без лоббистов уровня Чемезова и Мантурова сделать это было бы сложно. Еще важней что недавно заводу было выделено несколько миллиардов рублей на техническое перевооружение смесевого и баллиститного производств. Об этом писал «Коммерсант». «Осваивать» эти деньги будет Григорьев?

Трое в лодке, не считая охраны

Следует вспомнить, как он вообще оказался в одной лодке с Минпромторгом и «Ростехом». В 2018 году «Ростех» продал Григорьеву 75% минус одна акция холдинга «Технодинамика». Конкурс был закрытый, участие в нем могли принимать только компании из специального перечня, который утверждается «Ростехом». Читай — самим Сергеем Чемезовым.

Стоимость составила 13,8 млрд рублей — именно такой была первоначальная цена. Об этом писал РБК. То есть бюджет не поимел от конкурсной процедуры никакой экономии, зато большая часть структуры ушла в руки человеку с сомнительной репутацией. Григорьева тогда называли «стратегическим инвестором». Но вместо инвестиций и прорывного развития он продолжает получать все новые и новые госпредприятия.

Ранее недоброжелатели приписывали Виктору Григорьеву желание утопить ОКБ имени Симонова, занимавшееся разработкой тяжелого ударного беспилотника «Альтаир». В отношении ОКБ подали иск на 643 млн рублей, об этом писал РБК.

В итоге за иском Григорьева не оказалось, зато контракт на разработку беспилотника передали АО «Уральский завод гражданской авиации» (УЗГА), входящий в «Объединённую двигателестроительную корпорацию» под крылом «Ростеха» Сергея Чемезова. Помимо «Ростеха», другим мажоритарным собственником завода, вот сюрприз, является АО «НК Банк» Виктора Григорьева.

Похоже, решение о передаче контракта на беспилотник в УЗГА тоже может быть результатом активной лоббистской деятельности главы «Ростеха» Сергея Чемезова. Между тем, УЗГА крайне проблемное предприятие не так давно произошел скандал с задержанием на таможне партии беспилотников, произведённых на этом заводе.

Поводом стала якобы неверная квалификация переправляемых через таможню компонентов беспилотников: якобы, вместо того, чтобы указать объекты, как «части самолётов и вертолётов» УЗГА указало «Беспилотные летательные аппараты».

Таким образом, по мнению таможенников, завод ввозит в страну беспилотники в разобранном виде, а не детали для их производства. При этом изменения квалификации товаров влечет значительное увеличение размера таможенных платежей. Согласно решению таможенного органа, УЗГА должно выплатить более 592 млн рублей за товар для производства беспилотников. Об этом писал «Коммерсант».

Григорьев сопротивляется всеми силами: суд уже удовлетворил ходатайство УЗГА о приостановлении исполнения актов таможни, которое может нанести заводу существенный ущерб.

Сегодня УЗГА под влиянием Григорьева напоминает черный ящик, в котором вообще непонятно, что происходит. Окучивая многомиллиардные бюджетные вливания, Григорьев не может навести порядок в дочерних структурах предприятия. Многие из них имеют признаки фиктивности, а то и коррупционный душок.

Например, ООО «Байкал Инжиниринг», которое занимается научными разработками, имеет всего 10 тыс. уставного капитала. Зато успело получить госконтракт от Минпромторга почти на 2,5 млрд рублей. Научно-производственный центр «Лопатки. Компрессоры. Турбины» имеет аж 711 млн рублей уставного капитала и более 300 сотрудников. Но в его финансовой отчётности за 2019 год одни нули.

Другая история, связанная с Григорьевым, тоже плохо сочетается с государственными интересами. Речь о взыскании нижегородским ОАО «Гидромаш» с РСК «МиГ» порядка 800 тыс. долларов. По слухам, за «Гидромашем» стоит именно господин Григорьев. По крайней мере раньше его банк числился номинальным держателем акций «Гидромаша».

РСК «МиГ» входит в ОАК, а значит, что деньги, взятые с «МиГа», могут быть выведены фактически из самого ОАК? Это при том, что у «Гидромаша» куча госконтрактов. С ОАК — на 834 млн рублей, с «МиГ» 315 млн рублей. То есть господин Григорьев может кусать руку, которая его кормит, включая и Сергея Чемезова, в ведении которого находятся указанные структуры.

НК банк близок к краху?

Между тем, Григорьеву следовало бы озаботиться положением дел в собственной кредитной организации. У «НК Банка» могут быть серьёзные проблемы — вплоть до отзыва лицензии.  В этом смысле финансовые вливания от новых активов и контрактов могут быть очень кстати.

С ноября 2019 по ноябрь 2020 года банк не получил никакой прибыли, зато понёс убытки в размере 39 млн рублей. Год назад «НК Банк» выходил в плюс на 273 млн рублей.

Показатель по ЛОРО счетам упал сразу на 86%. Снизилась рентабельность активов нетто и рентабельность капитала. Уровень резервирования по кредитному портфелю упал на 30%, обеспечения кредитного портфеля залогом имущества на 21%. Еще хуже, что два из трех ключевых кредитных коэффициентов банка находятся в красной зоне.

Таким образом, Григорьев оказался не в состоянии вывести в плюс своё главное детище. О каких инвестициях в стратегические для страны предприятия можно говорить? Скорее уж о возможном «распиле» того, что в них осталось – и, кажется, не без участия тех высоких руководителей «Ростеха» и Минпромторга, которые предоставляют ему такую возможность.

Источник:  moscow-post.su