Степан Попов и Ян Марсалек организовали скромную «стиралку-банк»?

Российским партнером международного платежного сервиса Wirecard оказался РФИ-банк – небольшое кредитное учреждение, в котором редко горели желанием видеть вкладчиков, но уважали рисковых клиентов. Видимо за это его любили спецслужбы, и старались не замечать в Центробанке.

Маленький банк с высокой крышей

АО «РФИ-банк» – небольшое по размеру активов кредитное учреждение, которое вошло в историю российского банкинга тем, что умудрилось получить лицензию ЦБ на привлечение вкладов частных лиц в ноябре 2008 года — в тот самый момент, когда существование всей банковской системы (не говоря уже о доверии к ней вкладчиков) было под большим вопросом.

«Небольшой банк» это, конечно, фигура речи. ЗАО «Банк «Резервные финансы и инвестиции» (именно так назывался тогда РФИ) занимал

646-ю позицию в списке российских банков по размерам нетто-активов.

Другими словам, это было более чем скромное заведение, и каким образом ему разрешили работать с вкладчиками, узнать теперь уже сложно. В то же время нельзя сказать, что, получив эту лицензию, РФИ кинулся пылесосить рынок, привлекая клиентов высокими ставками по депозитам. Если поначалу частные вкладчики интересовали банк, то вскоре они ушли с радара РФИ. Процентные ставки по вкладам снижались, а в 2017-м году, к примеру, РФИ-банк вообще отказывался от приема вкладов от физических лиц.

Скорее всего именно поэтому у РФИ постепенно были отозваны кредитные рейтинги двух российских агентств «Эксперт РА» и РАЕКС, которые поначалу следили за его состоянием.

«Чужих денег в банке кот наплакал», — заметил один из инсайдеров в обсуждении темы.

Видимо РФИ-банку они и не требовались. В основном его деятельность сконцентрировалась на обслуживании корпоративных клиентов — расчетно-кассовом, эквайринге и прочем транзакционном бизнесе. Для финансирования такой деятельности вполне хватало остатков на текущих счетах предприятий, а также собственных средств.

Как правило, подобная «концентрация» означает вполне специфический характер деятельности и ведет к закрытию бизнеса. Но в случае с РФИ эта общая тенденция дала очевидный сбой. Лишь однажды, в декабре 2014 года, в разгар очередного банковского коллапса, вызванного обвалом цен на нефтяном рынке и одновременным введением санкций за Крым, ЦБ решил привлечь РФИ к административной ответственности за «неисполнение требований законодательства о противодействии легализации (отмыванию) доходов, полученных преступным путем, и финансированию терроризма»). Но даже тогда РФИ шел буквально через запятую после Россельхозбанка.

Эксперты электронной коммерции

Как говорится, с кем не бывает. РФИ-банк спокойно пережил все чистки и уверенно смотрел в будущее с лозунгом «Мы эксперты в электронной коммерции!». Призывы «как следует проверить банк», которые можно увидеть в комментариях по поводу специфики его банковской деятельности, оставались гласом вопиющего в пустыне. И к публичным действия Банка России не привели. Если верить информации, распространяемой в сети Телеграм со ссылкой на представителя Transparency International Russia Илью Шуманова, гарантом безопасности РФИ-банка могли быть силовые структуры, для которых фактический руководитель Степан Попов всего лишь «Степашка» — человек, который умеет грамотно переводить деньги, куда следует.

С учетом того, что за последние годы подобные истории с разного уровня и калибра «степашками» стали рутиной, ничего неординарного в этой информации нет. Разве что намеки на возможную историю отношений «Степашки» с премьером Михаилом Мишустиным не могут не настораживать. Спецслужбы — одно, а публичное правительство — это все-таки другой уровень.

Опасные связи

Благостный период в истории РФИ-банка закончился после того, как стало известно о связях «тихого» РФИ с немецким платежным сервисом Wirecard, который сделал стремительный кульбит — сначала взлетел к вершинам мирового бизнеса, а затем также стремительно обрушился с этих высот из-за потери 1,9 млрд евро, и начал процедуру банкротства. Собственно, Wirecard первое время предпочитал водиться в темном омуте — обрабатывая платежи игровой и порно-индустрии. Внешние клиенты ему были ни к чему, так как доходы приносили так называемые «высокорисковые клиенты», которые всячески избегали платежей через традиционные кредитные учреждения, и вообще чурались публичности. Но в 2006-м году Wirecard решил сменить стратегию и начал выход в свет, получив аккредитацию у Master Card и Visa, выпустив карты под этими брендами — в том числе для компаний-партнеров. В результате к системе потянулись колонны российских фрилансеров, которые предпочитали получать деньги из-за рубежа в обход финансового контроля. Но все эти широкие народные массы выполняли функцию информационного шума. По данным расследования Financial Times, к концу 2010-х у системы было порядка 200 тысяч корпоративных клиентов, но более половины всей выручки приходилось на одну сотню. В их числе доминировали те самые, которые изначально составляли основу бизнеса. К ним разве что добавились пресловутые брокеры бинарных опционов и не менее одиозные торговцы валютами с Forex. Совершенно неудивительно, что при таком раскладе один из оперативников системы Wirecard Ян Марсалек обратил свое внимание на Россию. К этому времени в поисках перспективных клиентов он уже объехал Ливию и Ирак, так что Россия на этом фоне выглядела вполне респектабельно.

Российских игроков теневого финансового рынка появление Яна Марсалека, ищущего локальных партнеров, особого удивления невызвало. Их поразило двуличие всей ситуации — теневой игрок, претендующий на роль звезды финтеха.

«Других таких циничных чуваков я не знаю, — рассказывает знакомый Марсалека. — Весь рынок прекрасно понимал, что это «moneylaundering банк», что они отмывают деньги казино, гэмблинга, порно».

Российским финансистам были нужны люди такого типа. Дело в том, чтов ноябре 2017 года оказались запрещены платежи по банковскому коду 7995 (игорный бизнес). Этот запрет обнулил традиционную модель оффшорных онлайн-казино, которые получали лицензии в островных юрисдикциях, а затем через европейские дочки подключались к Wirecard.

Теперь стали востребованы более сложные схемы с участием российских юрлиц, создаваемых западными операторами.

Ян Марсалек встречался со многими участниками российского финансового рынка. Но сейчас известно лишь об одном договоре, который заключил Wirecard в российской юрисдикции с российским банком. Это договор процессинга, подписанный между российским юрлицом Wirecard и… РФИ-банком. Звезды финтеха сошлись на планах совместного обслуживания платежей западных клиентов, поставляющих товары в Россию. Правда реализовать их в полной мере не удалось: бизнес не пошел. По крайне мере так теперь говорят представители РФИ. Но также хорошо известно о том, что бизнес не пошел из-за проблем самого Wirecard, который оказался в эпицентре расследований сразу в нескольких юрисдикциях.

И, судя по всему, теперь РФИ-банку простой «крышей» уже не отделаться. Учитывая тот парадоксальный факт, что сам Ян Марсалек может скрываться в России. И даже претендовать на роль нового Эдварда Сноудена.

Источник:  compromat.ws