Радий Хабиров и Андрей Назаров попали на чёрный карандаш в Кремле

Массовые протесты в Башкирии в защиту сопки Куштау теперь известны всей России и за рубежом. Глава Башкортостана Радий Хабиров и его правая рука, инкорпорированный им в чиновники скандально известный бизнесмен Андрей Назаров – оба попали на чёрный карандаш в Кремле. Не для того Администрация Президента РФ отдала им неплохой регион, чтобы теперь испытывать головную боль от протестного движения, которое допустили Хабиров с Назаровым.

Читатели сообщают в редакцию «Компромат-Урал», что некоторое удовлетворения от происходящего «брожения» могут испытывать депутаты-единороссы Госсобрания Башкирии Флюр Галлямов и Рифат Гарипов, дядя и племянник. Их олигархическое семейство было бенефициаром лопнувшего Роскомснаббанка, аффилированного с финансовой пирамидой «Золотой запас», через которую деньги у пожилых клиентов выманивали прямо в офисах семейного банка.

До недавнего времени башкирские общественные волнения и акции протеста касались, в основном, обманутых вкладчиков галлямовского банчка и «Золотого запаса». И вот теперь им, деде и племяннику, выпала возможность слегка выдохнуть: стрелки народного гнева переведены на новую «мишень». И мажористый депутат-коммерсант Рифат Гарипов может продолжать за немалые деньги повсюду рассовывать самопиар своего членства в общественном совете при министре строительства и ЖКХ РФ Владимире Якушеве. То есть, делать вид, что он чисто-конкретно общественник.

«В начале августа тысячи жителей Башкирии вышли на защиту сопки Куштау. У её подножия появился палаточный лагерь. Люди пытаются не допустить уничтожения горы. Им противостоит крупнейший в России производитель соды. Башкирская содовая компания (БСК) намерена извлекать из Куштау сырьё для своего химпроизводства.

Дополнительный раздражающий фактор для людей – баснословные прибыли некогда государственной компании и шикарная жизнь основных её бенефициаров – Сергея ЧерниковаАльберта Харисова и Виктора Исламова.

Конец Царь-горы

Город Стерлитамак – второй по населению в Башкирии после Уфы. Химпроизводство здесь появилось после Великой Отечественной. В качестве сырьевой базы всегда использовали соль из местных месторождений и известняк, из которого состояла сопка Шахтау, или, как её ещё называли, Царь-гора. Она являлась одной из четырёх башкирских шиханов – остатков рифов древнего океана, плескавшегося здесь миллионы лет назад. Сейчас на месте сопки остался карьер, из которого добывают остатки известняка. Через год-два этот источник сырья будет полностью исчерпан.

БСК производит примерно 80% всей российской соды. Для 250-тысячного Стерлитамака два её завода – «Сода» и «Каустик» – считаются градообразующими, на них заняты почти 10 тыс. человек. Производство соды объединено в единый технологический цикл с выпуском самой разной продукции: от строительных блоков и шифера до оконных пластиковых профилей и кабельной изоляции.

Переработав Царь-гору, компания намеревалась переключиться на следующий ближайший шихан – Тратау, Бог-гору. Однако её спас статус памятника археологии и уникального геологического объекта. У другого шихана – Куштау, то есть Горы-птицы – такого статуса формально нет. По поводу судьбы последней сейчас и бушует Башкирия.

Куда смотрит власть

Прежний глава республики Рустэм Хамитов не раз высказывался в защиту шиханов. Эта позиция и стоила ему поста, считает уфимский политолог Дмитрий Михайличенко. Мол, таким образом в 2018 году Кремль решил разрулить возникший было конфликт между главой региона и промышленниками. Тогда Хамитова отправили в отставку, а БСК дали сигнал отступиться от Бог-горы. Но вот прошло два года, и содовые магнаты, не нарушая якобы обозначенную ранее волю Москвы, подступаются к Горе-птице.

Нынешние же власти, помня урок предшественника, стараются не конфликтовать с капиталистами. «Куштау будет разрабатываться, – заявил в конце прошлого года нынешний глава республики Радий Хабиров. – Я никогда не соглашусь оставить без работы тысячи людей. И бесполезно меня ломать, выкручивать, подкупать журналистов и националистов. Это пытаются сделать те, кто просто хочет выдавить одну компанию с рынка и запустить свою». Намёки главы региона расшифровывает местная пресса: дескать, при прежнем губернаторе компания «Ишимбайский известняк» получила разрешение на разведку месторождения в Гумеровском ущелье неподалёку от Стерлитамака. И теперь якобы именно она пытается заставить БСК покупать свой известняк, проплачивая пикеты экологов-активистов. Но эта версия выглядит несостоятельной: работы в Гумеровском ущелье также наткнулись на протесты местных жителей. И известняк там до сих пор не разрабатывается: судя по первым результатам разведок, месторождение оказалось бедным…

Митинг на митинг

Ещё в 2018 году ВЦИОМ изучил общественные настроения в республике по поводу возможного уничтожения шиханов. Тогда 65% опрошенных одобрили протестные акции за сохранение сопок, а 35% готовы были лично в них участвовать. Так что нынешнее противостояние нельзя назвать неожиданным. Как только подрядчики БСК приступили к вырубке деревьев на Куштау, множество местных жителей собрались в палаточном лагере у её подножия. Официальных данных об их численности нет, но местные блогеры рассказывают о флешмобе, в ходе которого 3 тыс. человек с огромным флагом Башкирии выстроились в живую цепь.

Их оппоненты не нашли ничего лучшего, чем направить в палаточный лагерь бойцов ЧОП, с участием которых произошла потасовка. А 10 августа около 2 тыс. работников БСК с плакатами «Нам нужна работа» и «Нет соды – нет работы» собрались возле завода, после чего на автобусах двинулись к подножию горы. В этот раз до стычки, к счастью, дело не дошло. Видимо, осознав, как это будет выглядеть на телеэкранах, руководство компании тут же открестилось от мероприятия, назвав его стихийным. В итоге по поводу организации несанкционированной акции полиция составила протокол на председателя профсоюза БСК Дмитрия Женина.

Деньги против природы

Ситуацию с митингами можно представить так, будто разные группы граждан пытаются отстаивать противоположные интересы. Одни хотят сохранить природу и культурное наследие своей республики, другие нуждаются в хлебе насущном. Но это противоречие, вероятно, не такое уж неразрешимое. Есть мнение, что шиханы можно сохранить, не останавливая производство. Просто собственникам компании придётся понести некоторые расходы.

Башкирия, протесты, новости, Хабиров, Назаров, Галлямов, Гарипов, Роскомснаббанк, Шихан, Куштау, сопка, Башкирская, содовая, компания

В прошлом году Совет при президенте России по правам человека провёл в Башкирии выездное заседание. Члены СПЧ встретились с обеими сторонами конфликта и составили свой отчёт. Согласно документу, добываемый из шиханов известняк не является сырьём для производства соды, а «используется на предприятии лишь для получения углекислого газа путём сжигания и в качестве вспомогательного вещества». Авторы доклада отмечают, что применяемая на заводе технология связана с образованием большого количества отходов и что существуют альтернативные способы производства соды. Углекислый газ можно получать, к примеру, из выброса промышленных предприятий. Таким способом уже производится треть потребляемой в мире соды. Также приводится цифра: доля затрат на известняк в производстве соды составляет всего 3,2%, и, значит, его транспортировка из других месторождений не приведёт к критическому подорожанию продукта. «Даже если цена на известняк вырастет в 3 раза, себестоимость соды вырастет всего на 6%. При доходности порядка 60% это принципиально не отразится на структуре финансов компании», – говорится в отчёте. Так что, по сути, как нам кажется, корень конфликта кроется в банальной жадности содовых магнатов, которые ради сохранения текущей прибыли готовы уничтожать уникальное природное достояние.

Структура собственности БСК довольно запутанная. Блокирующий пакет акций принадлежит республиканскому АО «Региональный фонд». Около половины акций опосредованно контролируется кипрским офшором «Модисанна Лимитед», утверждают башкирские СМИ. В число его бенефициаров входят несколько москвичей и уроженцев республики. Среди последних чаще упоминается Альберт Харисов. Пишут, что он работал в ГКБ и ФСБ, «Башнефти» и службе безопасности президента Ельцина, затем «засветился» в должности федерального инспектора в Ненецком автономном округе, где контролировал выдачу лицензий на добычу нефти, затем якобы сам учреждал нефтяные компании и продавал их.

В конце 90-х большая часть акций стерлитамакской содовой компании принадлежала государству. Однако в 2003 году партнёры создали фирму-посредник ЕТК, через которую госпредприятие продавало свою продукцию, сообщает Рамблер/финансы. Таким образом, вся прибыль оседала на их счетах, что позволило впоследствии выкупать акции.

В Сети легко найти информацию об имуществе Альберта Харисова и его партнёров в Швейцарии, на юге Франции и в Канаде. Очевидно, что деньги из Башкирии могут уходить на скупку и реконструкцию шикарных поместий. Остаётся только гадать, оставят ли акционеры средства стерлитамакскому предприятию на внедрение новых технологий или будут добиваться уничтожения шиханов ради минимизации издержек. Хотя доходы у компании и так немалые. За первое полугодие прошлого года БСК отчиталась о чистой прибыли в 7 млрд рублей. За 9 месяцев 2018 года акционерам в качестве дивидендов было выплачено 5 млрд рублей», — отмечает издание СМИ «Наша версия» в публикации «Горой за гору. Башкиры противостоят олигархам, которые хотят сжечь священный шихан».

Источник:kompromatural.ru