Андрей Козицын и Искандер Махмудов продолжают избавляться от «токсичных» активов

Олигархи Искандер Махмудов и Андрей Козицын продолжают избавляться от «токсичных» активов. Сделка по продаже банка «Кольцо Урала» может пройти на фоне громкого дела о вероятных махинациях на полмиллиарда рублей?

"Окольцованный" Махмудовым и Козицыным

 

Как передаёт корреспондент The Moscow Post, «Уральская горно-металлургическая компания» (УГМК), принадлежащая олигархам Андрею Козицыну и Искандеру Махмудову, готовится продать свой банк «Кольцо Урала». Покупателем должен стать «Московский кредитный банк» (МКБ), подконтрольный Роману Авдееву и еще ряду собственников.

Это уже не первый актив, от которого они избавляются за последнее время. В 2017 году они продали доли в концерне «Калашников». Причем какие именно они инвестиции вкладывали в производство — непонятно, раз его пришлось опять принимать на руки «Ростеху».

Сейчас причиной продажи «Кольца» называется желание МКБ расширить географию за пределы Московского региона (у «Кольца Урала» 40 филиалов в семи регионах страны), а со стороны УГМК избавиться от непрофильного актива. Обе стороны рисуют красивые планы взаимодействия кредитных структур с промышленной группой Козицына и Махмудова.

Но ситуация может быть связана с другим: будто бы с некоторых пор «Кольцо Урала» стал слишком «токсичным» активом для господ олигархов. Его название фигурирует в громком скандале с возможными махинациями кредитными средствами банка, а значит там фигурируют и имена Махмудова с Козицыным. Вряд ли их это устраивает.

В сентябре в Екатеринбурге задержали бывшего заместителя председателя правления банка «Кольцо Урала» Олега Коноплева (работал в банке до 2015 года). Задержание произошло в рамках расследования уголовного дела в отношении экс-главы УМВД по Екатеринбургу Игоря Трифонова.

Как пишет «Коммерсант», якобы в 2015 году он способствовал возбуждению уголовного дела по факту выдачи в 2013 году кредита банком «Кольцо Урала» в размере 593 млн руб. УК «Терра» (находится в банкротстве), поручителем по нему выступала одна из структур группы «Форэс».

Поручительство по кредиту со стороны своей структуры «Форэс» называл в судах в 2014-2015 годах неправомерным, так как сделка не одобрялась на собрании участников. На основании этого компания пыталась признать сделку мнимой, но суд отказал в этом.

Со стороны же кажется, будто вся история могла быть большой «аферой» между УГМК, которому принадлежит банк, и группой «Форэс» Андрея Шмотьева.  Дело в том, что УК «Терра», которой выдавали кредит, якобы была подконтрольна самому Андрею Шмотьеву через структуру ООО «Екб-Профит». Поручителем по кредиту выступила структура промышленной группы «Форэс» — «Форэс-химия».

Получается, что, одна структура, близкая Шмотьевым, выступила поручителем для другой близкой Шмотьевым структуры? Для «Форэса» эти кредитные деньги были бы очень кстати, ведь за 2014 год банк показал аж 854 млн рублей убытка.

Сейчас «Терра» находится в стадии ликвидации. Причем её показатели выглядят достаточно хорошо, прибыль по итогам 2019 года составила 74 млн рублей. Зачем же банкротить такую структуру, чтобы она не имела возможности отдать «безвозвратный» кредит, и концы в воду?

Вполне вероятно, что возбуждение уголовного дела и постановление о признании банка потерпевшим было необходимо банку, чтобы доказать якобы банк не виновен в выдаче кредита. В 2014–2015 годах «Форэс» пытался оспорить поручительство по сделке и доказать, что она была мнимой.

Коноплёв под «прессом«?

В этом свете бывший зампред «Кольца Урала» Олег Коноплёв и даже экс-глава УМВД по Екатеринбургу Игорь Трифонов могли стать пешками в чужой игре, чтобы скрыть возможные махинации в интересах сразу нескольких олигархов. Неудивительно, что, как пишет «Знак», сейчас на Олега Коноплёва может оказываться серьёзное давление, чтобы склонить к получению «выгодных следствию» показаний.

Как сообщил его адвокат Андрей Каспирович, сейчас Коноплёва якобы незаконно поместили в карцер на 22 дня. Там он не может ни сидеть, ни лежать. В этой̆ каморке установлен более строгий режим, чем в камерах ПФРСИ. Подобное отношение к человеку является недопустимым. Кроме того, он вообще мог быть оговорён одним из сотрудников службы безопасности банка из-за якобы бывших между ними финансовых отношений.

Недоброжелатели Махмудова и Козицына убеждены, якобы выгодными следствию показаниями могли бы стать те, в которых не фигурировало бы имен ни Махмудова, ни Козицына, ни братьев Шмотьиных. Но в последнее время банк и без этого скандала испытывает проблемы. Настолько, что им может заинтересоваться ЦБ.

С ноября 2019 по ноябрь 2020 года там наблюдается падение капитала, кредитного портфеля и рост просроченной задолженности. На 12% упали вложения в ценные бумаги, сразу на 10% кредиты предприятиям и организациям (на фоне скандала с кредитом УК «Терра»?), на 26% упал уровень резервирования по кредитному портфелю, а кредитный коэффициент H1 также оказался в красной зоне.

Так что избавиться от банка Махмудову и Козицыну было бы выгодно и с этой стороны. И кажется, что бы ни делали эти миллиардеры, им всё сходит с рук.

В СМИ активно обсуждают и другие связанные с ними истории. Например, история от 2016 года, когда транзитом в Екатеринбург из Москвы доставили задержанного директора ООО «Металлстройконструкция» (МСК) Алсу Султанову. Ранее она скрывалась в Черногории, но российские власти добились её выдачи.

УГМК в начале 2013 года выиграл пять аукционов на покупку лома примерно на 1 млрд рублей, при этом договор заключался через зарегистрированную в Ленинградской области компанию «Металстройконструкция». По слухам, одной из покупок стали оружейные гильзы на 34 млн рублей, которые могли пропасть с оружейных складов.

Тогда говорили, что УГМК могло просто купить ворованный лом. Однако есть и другая версия: Андрей Козицын якобы мог быть в курсе, что и какой лом он покупает, заранее договорившись об этом с чиновниками администрации Евгения Куйвашева.

С последним его связывают долгие годы знакомства, а может даже и дружбы.

В любом случае в той мутной истории Козицын понес разве что репутационные издержки. Недоброжелатели за глаза называют его уверенным пользователем бюджета Свердловской области. В это время он с Махмудовым «заходит» во все новые и новые сектора российской экономики.

Сейчас Махмудов владеет не только УГМК, но и множеством других колоссальных активов — «Трансойл», «Трансмашхолдинг», «Московская пассажирская компания», «ЦППК». Недоброжелатели приписывают Махмудову множество грехов. Например, есть мнение, что он мог водить знакомство со многими влиятельными криминальными авторитетами. Как утверждают авторы сайта «Русский Криминал», якобы еще в начале нулевых годов Махмудов мог задействовать сомнительные офшорные схемы для экспорта меди через Glencore International AG, торговавшей этим ресурсом на Лондонской бирже.

По аналогичной схеме мог действовать и махмудовский «Кузбассразрезуголь», который работал через австрийского трейдера Krutrade AG. Так что дело банка Кольцо Урала — не единственное, что может бросить тень на этих предпринимателей. А чем закончится эта ситуация, во-многом будет зависеть от показаний того Коноплёва. Если последний вообще будет способен давать показания.

Источник:  moscow-post.su