Эдуард Успенский недостоин, чтобы литературная премия премия носила его имя?

Родная дочь писателя выступила с открытым письмом. По мнению Татьяны, Эдуард Успенский недостоин, чтобы новая литературная премия премия носила его имя.

Классик детской литературы Эдуард Успенский оставил после себя не только немалое литературное наследие, но и огромное наследство, которое перешло его вдове Елене Успенской. По его книгам сняты мультфильмы про Простоквашино и крокодила Гену с Чебурашкой, которые обожают миллионы детей и взрослых.

Недавно Российская Государственная Детская Библиотека объявила о проведении конкурса на логотип премии имени Эдуарда Успенского. Однако Sobesednik.ru дочь писателя Татьяна Успенская призналась: она категорически против присвоения престижной премии имени её знаменитого отца. Татьяна Эдуардовна написала открытое письмо, которое попросила опубликовать редакцию Sobesednik.ru.

 

Директору Государственной Детской Библиотеки

Веденяпиной Марии Александровне

От Успенской Т.Э.

Открытое письмо

Уважаемая Мария Александровна!

Мне стало известно, что Российская Государственная Детская Библиотека проводит конкурс на логотип премии имени моего отца — писателя Эдуарда Успенского. С большим сожалением и горечью хочу выразить свое несогласие с присвоением премии его имени.

Думаю, что человек, чьим именем называют государственную премию, должен быть прежде всего добрым и нравственным… Мой отец был человеком очень жестоким, совершавшим в течение всей жизни домашнее насилие, это была его система отношений в семье…

Это было физическое, психологическое, эмоциональное насилие, повторяющееся постоянно по отношению ко мне — его дочери, моей матери — его жене, его внукам, детям другой жены (известной телеведущей Элеоноры Филиной) и т. д…

К несчастью, грубость и хамство, контроль и принуждение постепенно стали нормой его жизни… Также нормой стали показная идиллия, когда при приезде телевизионных групп приглашались внуки и должны были изображать счастливую семью великого писателя.

Зная о своих проблемах, в том числе с алкоголем, мой отец не обращался к официальным психологам, а являлся сторонником секты В.Д. Столбуна, проходил у него «лечение», поддерживал секту материально, рекламировал ее на ТВ, в газетах, что тоже не может являться большой заслугой. Мой отец знал об избиениях детей, практикуемых сектой, но это никогда его не останавливало. Он восхищался Столбуном, его методами, приводил туда своих знакомых и друзей.

Будучи несомненно талантливым человеком, способным увлечь людей творческими идеями (передача «Гавань», создание мультфильмов совместно с творческими коллективами студий), он не сумел преодолеть свои человеческие пороки, доброжелательно и спокойно общаться с людьми.

Хотелось бы, чтобы мое мнение было услышано…

Считаю, что имя человека, практиковавшего много лет насилие в своей семье, в том числе в отношении детей, не должно быть присвоено премии в такой гуманистической области, как детская литература…

С уважением, Успенская Татьяна Эдуардовна.

 

«Неужели в России нет более достойных писателей?»

В интервью Sobesednik.ru Татьяна Успенская пояснила свою позицию подробнее.

— Мой отец был домашним тираном, — говорит Татьяна. — Поэтому считаю, что престижная премия в области детской литературы не может носить имя человека, который из года в год занимался домашним насилием. Неужели в нашей стране нет больше других достойных писателей, именем которых можно было назвать премию? Как можно смешивать имя человека, который занимался домашним насилием, с вечными ценностями? Тогда получается, что любой человек, достигший высокого социального статуса, может делать всё, что угодно?..

Надеюсь, директор библиотеки прислушается к словам единственной родной дочери Успенского.

— Татьяна, вы так и не боролись за отцовское наследство?

— Нет. Родственникам по крови ничего не досталось. У папы есть родной брат с семьёй. Если бы было подписано наследство семье дяде Юры, то это было бы ещё обоснованно. Я уже не говорю о том, что у отца есть внуки, мои дети.

Юридически там всё верно, но с морально-этической точки зрения всё вышло некрасиво.

«Эдуард Успенский никогда не помогал детским писателям и не любил детей»

Sobesednik.ru стало известно, что у Татьяны Успенской в борьбе против присвоения имени ее отца литературной премии есть союзники. Детский писатель Валентин Постников, друг семьи Успенского, намерен собрать подписи своих коллег против акции библиотеки.

— Речь идёт о самой главной библиотеке в стране, которая стоит в Москве на Калужской площади у метро Октябрьская. Здесь будут присуждаться премии молодым писателям. Я хотел бы напомнить сотрудникам библиотеки, что Эдуард Успенский никогда не помогал детским писателям. Нельзя называть премию именем человека, который не любил детей. Он бил свою дочь Таню, оскорблял, выгонял на мороз в одном платье и закрывал за ней дверь.

Я понимаю, что миллионы людей любят крокодила Гену с Чебурашкой, они будут осуждать нас с Татьяной. Но и литературная Москва (а это немало людей) знает, что Успенский был связан с сектой, куда отправлял свою дочь.

Как-то с Успенским мы были во Дворце пионеров на Неделе детской книги, — вспоминает Валентин Постников. — К дяде Эдику подошли дети с просьбой дать автограф и сфотографироваться с ним. «Идите в ж…», — ответил он. Я спросил у него: дядя Эдик, как же так можно обращаться с детьми? «Запомни, Валя, — сказал мне Успенский, — чтобы писать хорошие детские книжки, автору вовсе не обязательно самому любить детей. Андерсен тоже не любил детей».

Неужели нельзя назвать премию в честь Николая Носова, всемирно известного классика, тонкого человека, создателя «Незнайки»? Или, например, можно учредить премию имени Виктора Драгунского, или назвать в честь моего отца Юрия Дружкова, который очень любил детей. У него целая книжка для взрослых, посвящённая детям, написанная с любовью. Я очень скучаю по своему отцу, у меня было замечательное детство, чего не скажешь о Тане. Более того: в жюри этого нового конкурса — Елена Борисовна Успенская, которая никакого отношения к литературному творчеству не имеет. Ну если не учитывать, что она теперь получает авторские отчисления от использования произведений Таниного отца. Над Таней она тоже с лихвой издевалась…

— Валентин, полтора года назад вы мне говорили, что Татьяна должна побороться за наследство отца.

— Я не изменил своего мнения. Должна же быть какая-то компенсация за всё, что она прошла. Таня не жадный человек. Но даже если бы она получала один процент авторских, то её дети и будущие внуки жили бы совершенно безбедно. Ведь получается, что именно с мамой Тани, тётей Риммой у дяди Эдика был золотой расцвет творчества. Но он развёлся с мамой Тани из-за того, что она не давала ему пить.

Дяде Эдику было лет 35, когда он купил заброшенный домик в деревне, где была печь, вода из колодца, а туалет во дворе. Но он творил! На первую квартиру у метро «Аэропорт» они очень долго вместе копили с Риммой Трофимовной. Потом раз — и пришла популярность. Когда вышли первые мультики, Успенский решил, что ему надо расширять жилищные условия, и он расширял их до конца жизни. Узнав, что строится дом для сотрудников аппарата ЦК, он тут же написал письмо Егору Лигачёву и получил желанную площадь в центре города, на улице Александра Невского. Перечислять все его дома и квартиры не хватит времени. Не говорю о машинах…

Когда Успенскому надо было что-то добиться от властей, он входил в состояние жуткой злобы, — утверждает Постников. — В этот момент он устраивал перед домашними свои шоу, втягивая дочь, жену и своего секретаря, которые должны были слушать его смирно часами, кивать и подтверждать, что отцу семейства необходима новая квартира в ещё более дорогом районе Москвы. Но от этой роскоши он обалдел. Он перестал видеть смысл в литературном труде, не мог уже творить. Сейчас его наследство может пойти прахом. Татьяне, которая переживала все эти неприглядные картины, уже и завещание не оспорить, прошли все сроки давности…

***

Скандалил, изменял, держал в рабстве бывшего зятя, довел до смерти секретаря

Оригинал этого материала

© «Собеседник», 14.08.2019, Фото: via «Собеседник»

Дочь Эдуарда Успенского: Отец не был добрым дедушкой

Мариана Саид Шах

Эдуард Успенский с дочерью Татьяной

Эдуард Успенский с дочерью Татьяной

14 августа прошлого года не стало Эдуарда Успенского. Автор детской классики про крокодила Гену и Чебурашку, а также про веселую компанию из Простоквашино все свое имущество завещал последней жене. Она поставила на могиле мужа памятник.

Но вот какое дело: родственники писателя — его брат и единственная дочь — захоронение не проведывают.

— Известно, что вы не были на прощании с отцом. Вот уже год, как нет Успенского — вас отпустили обиды? Бываете ли на кладбище?

— Не хожу и не пойду, — говорит дочь Успенского Татьяна. — Единственное, что я испытываю при воспоминании о нем — это стыд перед моими детьми, другими людьми, работавшими с ним долгое время, которых он выкинул на улицу или предал. Извините…

— Григорий Гладков, автор «Пластилиновой вороны», передает вам огромный привет. Он недоумевает, почему вам не досталось ничего из отцовского имущества и интеллектуального наследия. Мы все думали, что вы будете судиться с Еленой Борисовной, вдовой вашего папы…

— Я действительно ничего не получила. Судиться с основной наследницей не имеет смысла. На суды можно потратить больше, чем получить. Поэтому, взвесив свои шансы, я никому ничего доказывать не буду. Видите ли, тот же дядя Гриша, который заботится о своих детях, все меряет с точки зрения нормальных людей, а папа был психопатом. Психопаты живут в другом мире. Они безжалостны. Для тех, кто был рядом с отцом, его решение относительно завещания не сюрприз и не новость. Когда несколько лет тому назад завещание было составлено, Елена Борисовна радостно потирала руки, звонила всем родственникам и знакомым специально, чтобы мне передали, и говорила, что всё ей достанется. Документ составлен хитро, она даже приемных дочерей обманула. Девочки-инвалиды должны были получить свою часть, а им эту часть не выделили.

— Елена мне говорила, что вы в нормальных отношениях.

— Ложь. Мы в плохих отношениях. Она разжигала между отцом и всем его окружением скандалы. Делала это осознанно. Без нее с папой можно было общаться.

— Татьяна, известно, что при разводе ваших родителей Эдуард Николаевич оставил вам с мамой квартиру в престижном районе…

— Это не так. Мы жили в квартире ЖСК, за которую на тот момент не был выплачен пай. Это то же самое, что сейчас оставить безработной жене квартиру в ипотеку. Родители эту квартиру потом разделили. На свою часть он прописал Елену Борисовну. Потом отец написал Юрию Лужкову, который тогда был у власти в Москве, что живет в коммуналке с дочерью и женой. И Лужков выделил ему в цековском доме квартиру. Это было в конце 80-х годов. «А тебя мы туда не пропишем, — сказал мне папа. — Ты плохо себя ведешь». Мама расстраивалась из-за его поведения, но в суды никогда не ходила, на раздел имущества не подавала. Мамы не стало в 2014 году. Болела сильно. Успенский не пришел с ней попрощаться, хотя они прожили более двадцати лет вместе.

— В каких отношениях Успенский был со своим братом Юрием Николаевичем?

— У дяди Юры c отцом были хорошие отношения, потому что дядя дипломатичен и деликатен, он всегда умел обходить острые углы. По-моему, до конца своих дней папа ладил с Гришей Остером, который тоже всё терпел. Гриша приезжал раз в год из Америки и вместе со своей женой Майечкой делал Успенскому визиты вежливости. Cо всеми остальными папа рассорился, к сожалению. Со старшим братом Игорем, которого уже нет в живых, отец не ладил. Дяде Игорю не понравилась программа «В нашу гавань заходили корабли», он высказал отцу свое мнение и был изгнан из его дома. Некрасиво папа поступил и со своим секретарем Анатолием Юрьевичем, тот просто умер из-за этого конфликта на нервной почве. Общались они тридцать лет, а знали друг друга всю жизнь. В 2013 году, когда папа вновь сблизился с Еленой Борисовной, друг ему напомнил, сколько он претерпел с бывшей женой. «Эдик, — сказал ему Юрьевич, — зачем ты наступаешь на те же грабли с Еленой, приглашаешь ее в дом, она же обобрала тебя до нитки, вызывала журналистов, грязью тебя поливала». Они рассорились. Потом мне было сказано: пусть Юрьевич заберет свои вещи, а то я их выкину. Я боялась Анатолию Юрьевичу об этом сказать: думала, не переживет, что в результате и случилось. Поехала к отцу, собрала вещи в коробки, всё подписала, сложила в одном помещении. Но ничего уже ему не понадобилось, через два месяца Юрьевича не стало. У отца пять лет работал мой бывший муж — китаец, он выполнял работу шофера, повара, электрика. Последние два года ему фактически перестали платить. Фан был почти в рабстве, пока я с сыном Эдиком не сказала ему, что хватит терпеть издевательства — уходи…

— Эдуард Николаевич ладил с внуками?

— В момент рождения моего сына папа был в браке с Лерой (Элеонора Филина — третья жена писателя. — Ред.), тогда мы все дружили. Он был рад рождению внука и повелел назвать его Эдиком. Но он не был добрым дедушкой, он жестко относился к внукам. С моей старшей дочерью он в последнее время не общался. Эдик не был на похоронах деда, поскольку в то время был у отца в Китае.

— Как Елене Борисовне удалось отодвинуть от вашего отца всех?

— Моя мама жила по общечеловеческим правилам и пыталась мужа привести в рамки. Он этого не хотел, жил только как ему нравилось. Он изменял. Нормальной женщине это не нравится, а Елена Борисовна спокойно к этому относилась, она ни в чем ему не перечила. Моя мама было против его скандалов c окружением, Лере это тоже было неприятно, когда он ссорился с близкими, а Лене вполне удобно. Кстати, с Элеонорой я общаюсь.

Детский писатель Валентин Постников в последний год стал известен как предполагаемый внебрачный сын Эдуарда Успенского.

— Я ничего не стал доказывать в судах. Интеллектуальное наследие Успенского, за которое я так ратовал, может пропасть, так как его никто не будет развивать, — говорит Валентин. — Но зато мы с Татьяной обрели друг друга, она — дивный человек. Таня постесняется, но я скажу: вдова поступила отвратительно. Что говорить обо мне, если родному внуку Эдуарда Николаевича ничего от деда не досталось! Дело в том, что Успенские передавали семейные реликвии по мужской линии. А у сына Тани нет ни одной картины, ни статуэтки, ни иконы. У мальчика по мужской линии нет от деда ни-че-го! Елена Борисовна, которая к семейным реликвиям Успенских вообще никакого отношения не имеет, всё захватила. Род Успенских происходит из священнослужителей. Например, из поколения в поколение передавался молитвенник 1830 года, но и он оказался в руках Елены Борисовны, которая дико жадная. Татьяна попросила Елену его отдать, но та ни в какую. Есть и старинные иконы. Дядя Эдик был рьяным коллекционером антиквариата. Я видел, как он скупал различные исторические вещи, лазил даже за ними по чердакам. Жизнь бы всему этому дать! Музей Успенского создать. Татьяна бы смогла.

Юрий Успенский, брат писателя: Для меня Эдик был самым лучшим

— Другого брата у меня нет, поэтому Эдик был для меня самым лучшим. Никакого наследства я от него не ждал, считаю, что всё должно было достаться Тане как единственной его дочери. Про памятник ничего не знаю, cо мной никто не советовался, эскизов не показывали.

***

Нарцисс Успенский и «наркологическая» секта Виктора Столбуна

Оригинал этого материала

© «КП», 22.08.2018, Эдуарду Успенскому искалечила жизнь тоталитарная секта, Фото: РИА «Новости»

Анна Велигжанина

Эдуард Успенский

Эдуард Успенский

Детский писатель Эдуард Успенский больше 20 лет посещал печально знаменитую секту Виктора Столбуна. Об этом «Комсомолке» рассказал его знакомый, писатель и сын его товарища Валентин Постников.

«Был от «гуру» в восторге»

— Увлечение Эдуарда Успенского сектой Столбуна началось в 70-х годах, — говорит Валентин Постников. — Тогда он уже был известен как автор приключений Чебурашки, героев «Простоквашино» и разбогател. Успенский сильно выпивал, это не было ни для кого секретом. Однажды кто-то посоветовал ему обратиться к Виктору Столбуну — психотерапевту и наркологу.

В 70-х годах Столбун организовал частную закрытую клинику и гарантировал, что в ней он вылечит любого алкоголика. У него в клиентах были очень влиятельные люди. Сначала просто говорили, что Успенский лечится от алкогольной зависимости. Позже стало понятно, что это, по сути, секта. Но не религиозная, а некая организация со строгой иерархией подчинения во главе с «гуру» — самим Столбуном.

Успенский попал под его влияние. Недавно я в интернете нашел передачу Влада Листьева «Час пик». И там в гостях у программы был Успенский — это начало 90‑х. Листьев его спрашивал про творчество, Чебурашку, а тот всю передачу соскальзывал на волнующую его тему — с восторгом рассказывал про Столбуна. Одно время он просто ни о чем другом говорить не хотел. Рассказывал, какой тот гениальный человек, что у него дар.

Я Успенского знал со своего рождения. Такие люди, как Эдуард Николаевич, очень сложно поддаются чьему-либо влиянию. Он сам был термоядерный и при этом нарцисс — очень любил себя, свое творчество. Никого не хвалил, всегда говорил: «Я самый лучший, самый талантливый». И вдруг он стал нахваливать Столбуна! Это было совсем не в его манере. Успенский сам по себе человек с мощной энергетикой, и раз он попал под обаяние Столбуна, значит, тот был еще мощнее энергетически, еще харизматичнее.

Общие знакомые рассказывали, что, по сути, у Столбуна была не клиника, а секта по вытягиванию капиталов. Столбун старался брать к себе только богатых людей, потому что они ему платили 10 процентов от всех своих доходов. И вот Успенский многие годы, лет 20, со всех своих гонораров, в том числе и заграничных, отчислял ему «десятину». По сути, был его спонсором.

После посещения Столбуна Успенский на какое-то время переставал пить. Когда у него опять начинались запои, он шел к «гуру», тот его «кодировал», и Успенскому на время становилось лучше.

Попросил пристроить сына

— Изменился ли как-то характер Успенского, после того как он стал посещать секту Столбуна?

— Он всегда был подвижным, в чем-то психопатичным. Возможно, секта усилила эти черты. Успенский стал еще более жестким, подозрительным, видящим вокруг врагов. Может быть, более придирчивым, нервозным, несдержанным. Мы приходили к нему в гости, сидели за столом. А он постоянно бегал по квартире — из одной комнаты в другую, на кухню, туда-сюда. Начнет есть, ложку съест, вскочит, убежит. Потом прибежит. Говорил скороговоркой, импульсивно…

Все это время, пока Успенский ходил к Столбуну, он был женат на своей второй жене Елене. Но спустя 15 лет писатель ушел от нее к Элеоноре Филиной (соведущей по телепередаче «В нашу гавань заходили корабли». — Ред.). А дальше произошла история из ряда вон. У Столбуна был 19-летний сын. Незадолго до своей смерти («целитель» скончался в 2005 году. — Ред.) он попросил Успенского взять сына к себе на работу. Успенский тогда как раз женился на Элеоноре Филиной и взял парня в дом. Сделал личным помощником, водителем.

Как мне рассказывали общие знакомые, сын Столбуна сумел влюбить Филину в себя. Говорил ей, что хочет купить золотые прииски и для этого ему нужен стартовый капитал. Наобещал золотых гор, и она отдала ему крупную сумму — 10 миллионов рублей. Успенский заподозрил, что жена ему изменяет, разозлился, лишил ее средств. Рассказывал потом в интервью о молодом любовнике жены. Филина же уверяла, что Успенский на нее наговаривает.

Только тогда Успенский понял, какого дурака свалял, давая все эти годы деньги Столбуну. Он прервал все отношения и с Филиной, и с окружением «целителя». И выгнал из дома его сына.

Справка «КП»

Кто такой Столбун

Виктор Столбун был в СССР личностью известной: он разработал авторский метод лечения алкоголизма, наркомании и шизофрении. Свою деятельность Столбун начал в 70-х и продолжал вплоть до 2000-х. Когда его секту внесли в разряд тоталитарных и запрещенных, продолжал организовывать подпольные коммуны, где практиковал свои особые методы. Неизвестно, как конкретно «гуру» лечил Эдуарда Успенского, но данные из открытых источников ужасают.

Целебным фактором, по Столбуну, считалась «ломка неправильной структуры личности». По-простому — унижение. Столбун при других оскорблял, обзывал пациентов (в том числе и детей). Тех, кто нарушал правила, подвергали коллективным насмешкам, нередко били. Одновременно Столбун придумал метод так называемого слоения — воздействия на интимные зоны пациента препаратом хлорэтила и слабыми токами.

Виктор Столбун

Виктор Столбун

Журналист Валерий Аграновский описывал, как Столбун работал с неким известным режиссером (в нем многие узнавали Ролана Быкова):

«Мне рассказывали, как он лечил одного известного актера и режиссера. Лечил от пневмонии. Он будто бы усаживал его перед собой на стул, глядел ему прямо в глаза сверкающим взором гипнотизера и убедительным голосом внушал — разумеется, не один на один, а в присутствии других пациентов, иначе какое же это будет уничижение личности, — что никакой он не артист, а совершеннейшая бездарь, что его режиссерские потуги обречены по той же причине, что как мужчина он типичный уродец, поскольку лыс и маленького роста, и жена его, красивая актриса, конечно же, ему изменяет и рано или поздно бросит его ради какого-нибудь плечистого и кудрявого таксиста, и что как личность он полное ничтожество, трус и конформист».

При этом Столбун не имел диплома врача: учился в мединституте, но был отчислен за неуспеваемость. Тем не менее мечтал быть психиатром. В 70-е годы каким-то образом устроился психологом сначала в Московскую психиатрическую больницу, затем в Первую градскую. Постепенно обрастал клиентами. А затем открыл свою частную клинику. Брался лечить все, вплоть до онкологии.

«Гуру» не раз пытались посадить в тюрьму. В 1988 году в отношении Столбуна было возбуждено уголовное дело по фактам избиения детей. Позже прокуратура возбуждала дело по факту незаконного помещения детей в психиатрический стационар. Но все дела на стадии расследования глохли — говорят, «целителю» помогали влиятельные покровители из числа его пациентов.

Компетентно

«Это накладывает отпечаток на психику»

Мы задались вопросом: а не из-за посещения ли секты детский писатель стал отличаться тяжелым нравом, что не раз отмечали все его знакомые, сутяжничеством и подозрительностью?

— Пребывание в секте, даже кратковременное, накладывает отпечаток на психику человека, — рассказал «КП» психотерапевт Герман Шляхов. — Маловероятно, что только из-за секты кто-то станет озлобленным и деспотичным. Но если у человека изначально есть скрытые проблемы с психикой, участие в секте это усугубит и обострит. Особенно если тут еще и имеется алкоголизм. Нередко бывает, что, испытав тиранию в секте, человек подспудно делает то же самое с близкими. Кстати, истероидные типы личности более внушаемы. И врачи-гипнотерапевты, и так называемые целители это отлично знают.

Прямая речь

Элеонора Филина:

Я столько страдала, что не хочется вспоминать

За комментариями «КП» позвонила бывшей супруге писателя Элеоноре Филиной.

— Мы с Успенским были сотрудниками по «Гавани». Я благодарна, что судьба свела нас на этой передаче. Поэтому скорблю вместе со всеми…

— Правда, что Успенский когда-то был в секте Столбуна?

— Да, было такое.

— В интервью вы говорили, что Успенский был деспотичным человеком, домашним тираном — возможно, из-за того, что он посещал секту?

— Нет. Это его характер с детства.

— Вы лично общались со Столбуном?

— Да, он вообще-то был большим ученым. Про него понаписано много домыслов и ерунды. Я относилась к нему уважительно, как и Эдуард Николаевич.

— Успенский привел в ваш дом сына Столбуна?

— Да, это так.

— Говорили, у вас случился роман, это взбесило Успенского…

— Это фантазии Эдуарда Николаевича. Знаете, я уже столько из-за всего страдала, что мне не хочется вспоминать. Я все это забыла. […]