Дмитрий Босов совершил самоубийство

Владелец группы Alltech Дмитрий Босов совершил самоубийство 6 мая в своем доме в Подмосковье. Мотивы неизвестны, следователи опрашивают родных, знакомых и сотрудников бизнесмена. Ни один из его масштабных проектов в последние годы так и не был реализован, а в ключевом сейчас угольном бизнесе в апреле возник внутренний конфликт. Также к господину Босову был подан иск в Калифорнии, связанный с его бизнесом на рынке легальной марихуаны. Однако о серьезных производственных или финансовых проблемах бизнесмена ничего известно не было, а разбирательство в США — на слишком ранней стадии. Кто унаследует активы Дмитрия Босова, пока неизвестно. По данным “Ъ”, у него четверо детей.

О смерти Дмитрия Босова стало известно около пяти часов вечера 6 мая. Как выяснил “Ъ”, предприниматель покончил с собой в селе Усово Одинцовского района Московской области. Там на участке в несколько гектаров расположен дом господина Босова и несколько построек, в том числе небольшой фитнес-центр, в котором, по предварительным данным, и было обнаружено его тело.

Источники “Ъ” рассказали, что тревогу подняла жена бизнесмена, которой он перестал отвечать на звонки и сообщения.

Вернувшись домой, она вместе с охранником, который оставался в имении, посмотрела записи камер наблюдения, установив, что господин Босов зашел в спортивный центр. Дверь оказалась заперта изнутри — выбив ее, они обнаружили тело господина Босова с пистолетом Glock 19 Gen 4 в руке.

Смертельным оказалось ранение в голову. Предполагается, что оружие было наградным. По неофициальным данным, господин Босов мог получить его в 2015 году от властей Южной Осетии, которым пожертвовал крупные суммы денег на развитие правоохранительных органов. Мотивы самоубийства пока остаются неизвестными, так как предсмертной записки господин Босов не оставил.

Официальный представитель главного следственного управления СКР по Московской области Ольга Врадий сообщила “Ъ”, что следователи проводят доследственную проверку по факту происшедшего. По ее результатам, добавил другой источник “Ъ”, будет принято процессуальное решение, возбуждать уголовное дело или отказать в этом.

Обычно такие случаи квалифицируются как убийство (ст. 105 УК РФ), поскольку это позволяет помимо проверок назначить различные экспертизы и провести другие следственные действия, или как доведение до самоубийства (ст. 110 УК РФ).

По данным источников “Ъ”, опросы родственников, знакомых и деловых партнеров господина Босова не помогли установить причину его самоубийства. По словам свидетелей, у него в последнее время не было семейных или деловых конфликтов. По предварительным данным, не был он и тяжело или смертельно болен. Возможно, бизнесмен покончил с собой из-за некоего эмоционального всплеска, выброса или взрыва, который мог быть связан, например, не только с личностными, но и общечеловеческими проблемами, той же пандемией коронавируса. Тем более, что сами опрашиваемые характеризовали бизнесмена, как довольно вспыльчивого человека. Внезапным порывом свести счеты с жизнью психологи объясняют и отсутствие предсмертной записки на месте происшествия.

Если следствию не удастся установить причину суицида по горячим следам, будет назначена судебно-психологическая экспертиза.

Дмитрий Босов родился в 1968 году в Барнауле, в 1991 году окончил факультет радиоэлектроники и лазерной техники МГТУ имени Баумана. Карьеру в бизнесе начала с основания АОЗТ ПИФ — московского представительства завода «Кристалл». В 1993 году совместно с другими выпускниками МГТУ имени Баумана основал группу Alltech. В 1997 году вошел в капитал Красноярского алюминиевого завода (КрАЗ), будучи членом совета директоров, а позднее руководителем Trans World Group, которая, как считалось, представляла интересы Льва Черного, брата Михаила Черного, на тот момент активно занимавшегося алюминиевым бизнесом.

В 2000 году Дмитрий Босов продал свой пакет в КрАЗе, а в 2006 году — долю в электродном бизнесе (покупателем выступила «Ренова») и решил заняться нефтяным бизнесом. В 2004 году Alltech приобрела нефтяную компанию West Siberian Resources, которую в 2008 году продала НК «Альянс», принадлежавшей Мусе Бажаеву и его семье. В 2014 году актив купил Эдуард Худайнатов в процессе создания Независимой нефтяной компании.

Перестав быть нефтяником, господин Босов решил стать крупным газовиком: еще в 2007 году Alltech объявила о старте проекта «Печора СПГ» — строительстве на базе Кумжинского и Коровинского месторождений завода СПГ мощностью 3,6–5 млн тонн. Однако и эта идея не удалась. После безуспешных попыток получить право на экспорт СПГ группа в 2015 году продала 50,1% проекта «Роснефти», которая в 2018 году вышла из него, и в 2019 году Alltech стала искать новых покупателей, а проект фактически оказался замороженным.

Более успешными выглядели угольные активы бизнесмена, но и здесь быстро начались проблемы. В 2018 году Дмитрий Босов основал группу «Сибантрацит» на базе в том числе предприятий одноименной угольной компании и почти сразу, по неофициальной информации, начал переговоры о ее продаже тому же господину Худайнатову (ему принадлежит также угольная «Коулстар»). Ситуация осложнилась возбуждением уголовного дела в отношении руководства принадлежащей господину Босову Арктической горной компании о незаконной добыче угля.

На рынке ходили слухи, что бизнесмен может лишиться угольного бизнеса, ставшего тогда очень выгодным, однако, говорят собеседники “Ъ”, господин Босов сумел «решить проблему».

Он даже пытался резко расширить масштабы и значимость своего бизнеса, заявив в 2019 году о намерении построить к 2025 году Северомуйский тоннель-2 на БАМе за собственные средства в обмен на приоритетный допуск к новой инфраструктуре.

Насколько реалистичными были эти планы, выяснить так и не удалось, а в апреле 2020 года стало очевидно, что в угольных активах Дмитрия Босова назрел серьезный конфликт. Бизнесмен внезапно уволил своего партнера Александра Исаева со всех постов в «Востокугле» и «Сибантраците» с мотивацией «вопиющие злоупотребления и хищения на вверенных ему участках работ, распространение недостоверной информации о нашей деятельности». Суть конфликта не пояснялась. Господин Исаев подал в суд, требуя опровержений и удаления информации.

Александр Исаев
Александр Исаев
Коммерсант.Ру, 06.04.2020, «Исаева уволили из «Востокугля» и «Сибантрацита» за «вопиющие злоупотребления и хищения»: Председатель правления УК «Востокуголь» и член совета директоров УК «Сибантрацит» Александр Исаев освобожден от всех должностей за злоупотребления и хищения. На сайтах «Востокугля» и «Сибантрацита» (компании подконтрольны Дмитрию Босову) дано лаконичное сообщение, озаглавленное «Исаев уволен», на сайте «Сибантрацита» штамп «уволен» также размещен поверх фотографии бывшего топ-менеджера. — Врезка К.ру

В то же время признаков каких-либо критических производственных или финансовых проблем у угольного бизнеса господина Босова нет. Forbes оценивал состояние бизнесмена на 2020 год в $1,1 млрд.

Тот же Forbes в конце апреля писал о другой проблеме господина Босова — иске в Калифорнии, в котором Фрэнсис Рачоппи, ветеран спецназа США и бывший гендиректор структуры Genius Fund Group, работающей на рынке легальной марихуаны, обвиняет Дмитрия Босова в гражданском сговоре (civil conspiracy), ряде нарушений трудового законодательства США и требует с него и других соответчиков более $1 млн. Представитель Дмитрия Босова тогда передал Forbes, что приведенные в иске факты «не соответствуют действительности», а сам иск — результат «конфликта менеджмента при смене команд». Разбирательство на слишком ранней стадии, чтобы оценивать его перспективы.

В «Востокугле» и «Сибантраците» не смогли пояснить, изменятся ли после смерти Дмитрия Босова система управления компаниями и их стратегия, а также кто получит доли бизнесмена. По данным “Ъ”, у Дмитрия Босова четверо детей. Про старшего сына Артема известно, что он окончил МФТИ и учился в аспирантуре. По данным Forbes, Артем удаленно работал в венчурном фонде Kite Ventures, в 2010 году основал и возглавил компанию FreetoPay, которая занимается рекламой и рекламными технологиями в интернете.

@nemalahov, 06.05.2020 18:44: Жена Дмитрия Босова — Екатерина — одно время занимала пост заместителя генерального директора по связям с инвесторами ОАО «Модный Континент» (крупнейший производитель и ритейлер одежды, бренд Incity). У Босова было четверо детей. Жили супруги в особняке стоимостью больше миллиарда рублей. У них была недвижимость в США, Израиле и Италии. Известно, что деятельность супруги Босова длительное время была связана с авиацией. Выйдя замуж за миллиардера, она была консультантом в сфере продаж и приобретения самолетов. Дмитрий был давним партнером Михаила Абызова. Поговаривают, что именно на день рождения Босова 27 марта Абызов прилетел из Италии, но вместо праздничного стола угодил за решетку. В последние годы, как говорят в тусовке, Босов пристрастился к наркотикам — Врезка К.ру

@vchkogpu, 06.05.2020 19:51: Источник рассказал, что последний с кем общался Дмитрий Босов прямо перед самой смертью стал другой обитатель Рублевки Евгений Ашенбреннер. «Последнее общение по мессенджеру Босов сделал с Ашенбреннером и почти сразу и был роковой выстрел»,- рассказал источник. В испанском дела о «русской мафии», в котором фигурировали Олег Дерипаска и Искандер Махмудов, упоминался и Ашенбреннер. Он были директором фирмы Vera Metallurgica, через которую, по версии испанцев, Дерипаска, Махмудов и лидеры измайловской ОПГ, отмывали деньги. — Врезка К.ру

***

Оригинал этого материала

© Forbes.ru, 01.05.2020, Фото: ТАСС, Forbes.ru

Как миллиардер Босов «вложил миллионы» в марихуану и почему на него подал в суд ветеран спецназа США

Георгий Перемитин

Дмитрий Босов

Дмитрий Босов

Миллиардер Дмитрий Босов оказался инвестором в американский рынок каннабиса. Известно это стало из иска, который подал к бизнесмену экс-сотрудник его структуры, ветеран спецназа США Фрэнсис Рачоппи. Он обвиняет Босова в нарушении трудового законодательства и требует более $1 млн. Сам Босов называет изложенные в иске факты не соответствующими действительности.

На прошлой неделе, 24 апреля, в суд Центрального округа Калифорнии в Лос-Анджелесе был подан иск к владельцу «Сибантрацита» и «Востокугля» миллиардеру Дмитрию Босову. Соответчиками по иску выступают американский гражданин Гари (Игорь) Шиндер, более десятка зарегистрированных в США компаний, кипрская Goldhawk Investments Ltd и российская группа «Аллтек», которая объединяет активы Босова в России. Истец — Фрэнсис Рачоппи, ветеран спецназа США и бывший гендиректор структуры Genius Fund Group, работающей на рынке легальной марихуаны — обвиняет Босова в гражданском сговоре (civil conspiracy), ряде нарушений трудового законодательства США и требует с него и других соответчиков более $1 млн. Forbes ознакомился с иском.

Угольный миллиардер и калифорнийский каннабис

В начале 2018 года власти Калифорнии легализовали употребление марихуаны в рекреационных (то есть не связанных с медицинскими показаниями) целях. После этого, как утверждается в иске, Дмитрий Босов, который периодически бывал в США по деловым вопросам, решил заняться бизнесом, связанным с каннабисом. Двое калифорнийских предпринимателей Гэбриэл Борден и Ари Стейглер осенью 2018-го убедили российского бизнесмена инвестировать в работающую на рынке легальной марихуаны структуру, которая позже станет известна как Genius Fund Group.

По информации истца, Босов через принадлежащие ему структуры — группу «Аллтек» и кипрскую Goldhawk Investments Ltd — инвестировал более $160 млн в различные компании, которые входили в Genius Fund Group. «Через обширную сеть компаний-пустышек Босов управлял, финансировал и контролировал деятельность Genius Fund Group», — утверждается в иске. Босов «скрыл и исказил истинных владельцев Genius Fund Group», хотя фактически являлся «альтер-эго» этой компании, а сеть из компаний-прокладок была создана, чтобы избежать какой-либо ответственности, говорится в документе.

В иске подчеркивается, что Босов вовсе не был пассивным инвестором — с осени 2018 по май 2019-го он жил в США и участвовал в повседневном управлении компанией. По месту бизнеса миллиардер приобрел дом в Беверли-Хиллз за $30 млн (СМИ писали об этом приобретении в начале 2020-го). В апреле 2019-го, согласно информации в иске, американские визы Босова и его супруги были аннулированы, и с тех пор право въезда в США им не предоставлялось. Причем истец, не указывая источник информации, утверждает, что в отношении Босова власти США несколько раз вели расследования, его как минимум трижды опрашивали сотрудники Госдепартамента и ФБР, а осенью 2019-го с ним в Риме несколько часов беседовали федеральные агенты.

Даже после того, как бизнесмен покинул США, он продолжал инвестировать в Genius Fund Group и контролировать ключевые решения в компании. Кроме того, под лицензиями на выращивание и продажу марихуаны, которые получала компания, стоит подпись миллиардера, указано в иске.

«Плохое управление»

В иске указано, что в течение всего описываемого периода Genius Fund Group управлялась крайне нерационально. «Миллионы долларов были потрачены на инвестиции, в отношении которых не было никакого надзора, при том, что у компании не было никакого бизнес-плана по получению прибыли в краткосрочной или долгосрочной перспективе», — категоричен истец. По его словам, некоторые люди из топ-менеджмента компании говорили, что этот бизнес просто должен показывать, что может генерировать хотя бы минимальную выручку, чтобы стать привлекательным для случайного покупателя. Некоторые траты были просто абсурдными — руководство компании приобретало автомобили Tesla и Escalade, тратило на обеды по $1500, покупало дорогие авиабилеты бизнес-класса без необходимости и оборудование для «потенциальных сотрудников», которых на самом деле не собиралось нанимать, указано в иске.

Сам Босов «потакал» неумелому руководству Genius Fund Group, «вкачивая» в компанию миллионы и не требуя отчета, как эти средства расходуются, утверждает сторона истца. Более того, из средств компании якобы финансировались и расходы на содержание дома Босова в Беверли-Хиллз, для бизнесмена приобретались доски для серфинга, звукозаписывающие устройства и робот-носильщик Gita, которые доставлялись ему в Россию и Италию.

Сам Фрэнсис Рачоппи устроился на работу в Genius Fund Group в апреле 2019 года. О себе истец рассказывает, что он ветеран спецназа США, служил в Ираке, участвовал в операциях против террористических организаций «Аль-Шабаб» и «Боко Харам» в Африке, имеет награды, а после ухода из армии окончил престижную бизнес-школу Stern при Нью-Йоркском университете. Сначала Рачоппи занял в компании позицию руководителя службы безопасности, однако уже через полгода стал операционным директором. Именно после этого Рачоппи обнаружил признаки плохого корпоративного управления в Genius Fund Group, о чем доложил руководству компании и лично Босову, однако его предупреждения были проигнорированы, следует из иска.

Многие вопросы, по словам Рачоппи, решались за его спиной — так, один из топ-менеджеров компании манипулировал ее бухгалтерскими данными, занижая расходы и завышая выручку. А сам Босов требовал от одного из сотрудников компании доставить ему в Италию образцы каннабиса, который производила Genius Fund Group. Рачоппи был против, указывая, что такая транспортировка нарушает законодательство, однако позже узнал, что образцы все-таки были доставлены.

Вмешался COVID-19

В месяцы после назначения Рачоппи операционным директором положение в Genius Fund Group было тяжелым — у компании почти не было выручки, а денежные потоки упали практически до нуля, подчеркивает истец. Дошло до того, что компания не могла платить сотрудникам зарплату без дополнительных финансовых вливаний от Босова. В феврале 2020-го Рачоппи связался с владельцем, чтобы обсудить бедственное финансовое положение компании. После разговора Босов назначил Рачоппи гендиректором и поручил реорганизовать бизнес. Контролировать процесс должен был некий Гари (Игорь) Шиндер, который на тот момент занимал пост президента компании и председателя совета директоров.

Однако долго на посту главы компании Рачоппи не задержался. По его словам, Шиндер саботировал все его управленческие решения. Двадцать шестого марта у Рачоппи состоялся разговор с Шиндером и другими членами совета директоров, которые объявили ему, что из-за влияния эпидемии COVID-19 на бизнес Genius Fund Group было принято решение уволить всех сотрудников компании, в том числе самого Рачоппи, причем последний день их работы — 26 марта. Бывший менеджер считает это нарушением, поскольку по закону штата Калифорния работодатель должен оповещать сотрудников о массовых увольнениях за 60 дней. Сокращения произошли, несмотря на то, что власти Калифорнии признали компании, работающие в индустрии марихуаны, «особо важными» для штата и разрешили им продолжать работу, а Genius Fund Group в марте показала рекордную выручку, указывает Рачоппи.

Контракт Рачоппи как гендиректора Genius Fund Group был рассчитан до декабря 2021 года. Поскольку Рачоппи считает, что был уволен без надлежащей причины, он требует от Босова и других соответчиков выплатить ему суммарно $1,35 млн — эта сумма складывается из его зарплаты и бонусов.

Что говорят представители Дмитрия Босова

Представитель Дмитрия Босова передал Forbes, что приведенные в иске факты не соответствуют действительности, а сам иск — это конфликт менеджмента при смене команд.

Дмитрий Босов, как и многие другие известные бизнесмены, инвестировал в легализованный в США каннабис-бизнес, однако не был в США уже более года, отметил представитель бизнесмена. В 2019 году в период обострения политических отношений между США и Россией его семье, как и многим российским гражданам, без объяснения причин отменили американские визы, говорится в комментарии.

Управляла Genius Fund Group команда американцев, в том числе Фрэнсис Рачоппи, подтвердил представитель Босова.

Юристы Босова работают с иском, его интересы представляет юридическая фирма Freeh Sporkin and Sullivan LLP из Вашингтона.

Что известно о Genius Fund

На сайте geniusequity.org говорится, что Genius Fund основан в 2018 году, и основная цель фонда — создание «полной вертикальной интеграции в индустрии каннабиса», от выращивания до дистрибуции и розничной торговли. Флагманский магазин фонда расположен в районе Мелроуз в Лос-Анджелесе, а второй магазин «должен открыться в начале 2020 года». Genius Fund ожидает одобрения властей на открытие еще шести торговых точек с каннабисом, говорится на сайте.

Профили Гэбриэла Бордена и Ари Стейглера, которые, как указано в иске, убедили Босова инвестировать в каннабис, есть в разделе «Команда» на сайте California Growth Partners — «фонда для покупки объектов недвижимости для индустрии каннабиса». В профилях указано, что Ари Стейглер — управляющий партнер Genius Fund и основатель тьюторской платформы TutorMe.com (о нем и об этой компании писало как об истории успеха Huffington Post). Гэбриэл Борден указан как управляющий партнер Genius Fund и основатель финтех-компании Maya Tech. При этом о самом Genius Fund говорится, что под его управлением — $150 млн. Стейглера и Бордена можно также найти на групповом фото сотрудников Genius Fund.

Ари Стейглер (слева) и Гэбриэль Борден

Ари Стейглер (слева) и Гэбриэль Борден

Ари Стейглер не ответил на вопросы Forbes, связаться с Борденом не удалось.

Дмитрий Босов в этом году впервые вошел в глобальный рейтинг Forbes с состоянием в $1,1 млрд. Босов — основной владелец группы «Аллтек», самые крупные активы, которые в нее входят, — угледобывающая компания «Сибантрацит» и газовый проект «Печора СПГ» на базе Коровинского и Кумжинского месторождений в Ненецком автономном округе. Кроме того, Босову принадлежит 50-процентная доля в угледобывающей компании «Востокуголь». Вторая половина компании до недавнего времени принадлежала гендиректору компании и члену совета директоров «Сибантрацита» Александру Исаеву. […] Доля Исаева в «Востокугле» уже перешла руководителю финансово-экономического управления группы «Аллтек» Олегу Шемшуку. […]

@russica2, 06.05.2020 18:17: Дмитрий Босов был фактически основным кредитором Ведомостей. Одно время близкий к Ротенбергам. Друг Абызова и коспонсор Дождя.
С силовиками был серьезный конфликт. Шли проверки. — Врезка К.ру

ИА «РБК», 06.05.2020, «Дмитрий Босов: от угольной империи в Арктике до самоубийства на Рублевке»: Босов считался совладельцем газеты «Ведомости» после того, как в 2015 году ее приобрел Демьян Кудрявцев. Официально это никогда не подтверждалось.

Босов и Кудрявцев были знакомы с конца 1990-ых годов и выступали партнерами в нескольких проектах. В одном из интервью Кудрявцев рассказывал, что Босов давал ему деньги на «Ведомости», но не при покупке газеты, а позже — на ее развитие. «Один раз и деньги ему были возвращены. И это знает вся редакция. Я согласовывал это с [тогдашним главным редактором «Ведомостей»] Татьяной Лысовой и рассказывал редакции», — сказал тогда он. А в интервью «Газете.Ru» Кудрявцев говорил, что бизнесмен помогал ему «морально» при покупке газеты: «С ним мы обсуждали много вопросов, в том числе и возможность финансового участия в покупке «Ведомостей». В марте 2020 года стало известно, что у газеты скоро сменятся владельцы.

«Дима был моим большим другом и многолетним партнером. Он был очень предприимчивым, веселым и надежным бизнесменом и человеком. Его уход — большая потеря для русского предпринимательского сообщества, и горе для меня лично», — сказал РБК Кудрявцев.

«Сибантрацит» является генеральным спонсором «Ночной хоккейной лиги», созданной в 2011 году по инициативе президента Владимира Путина, Босов играл в составе ее сборной. Вместе с премьер-министром Михаилом Мишустиным он также играл в любительской хоккейной команде «Спортима». — Врезка К.ру

@vchkogpu, 06.05.2020 19:35: Партнер Дмитрия Босова по игре в хоккей: «У него была самая серьезная хоккейная коробка на Рублевке. Серьезная не только по оснащению, а по статусу участников. Играл дважды в неделю. Могу только сказать, что, в последнее время Босов в три раза увеличил количество охранников. Их было больше, чем у других игроков, в том числе из правительства. То, что он хочет уйти из жизни ничто не предвещало». — Врезка К.ру

***

Оригинал этого материала

© Forbes.ru, 06.05.2020

Чем известен Дмитрий Босов

Дмитрий Яковенко

В ночь на 6 мая покончил с собой миллиардер Дмитрий Босов, сообщил РБК со ссылкой на знакомых бизнесмена и подтвердил Forbes его друг. Чем был известен Босов, чем владел и какие активы сделали его миллиардером — в нашей справке.

Во второй половине 1990-х Дмитрий Босов возглавлял московское представительство легендарного конгломерата Trans-World Group (TWG), контролировавшего на пике формы едва ли не половину российской металлургии. Уже в конце «лихого» десятилетия партнеры бизнесмена сумели стать самыми богатыми людьми в стране, оторвав от TWG заводы, которыми управляли. Владимиру Лисину достался Новолипецкий комбинат, Виктору Рашникову — «Магнитка», свои империи на руинах конгломерата также выстроили Искандар Махмудов и Олег Дерипаска. Все они регулярно занимают высокие места в российском списке Forbes. Но Босов, пусть и владел в 1990-х долей в Красноярском алюминиевом заводе, вошел в закрытый клуб обладателей состояния от $1 млрд только в 2020-м.

После выхода из алюминиевого бизнеса он занимался разными проектами, например, развивал электродные заводы, которые потом продал Виктору Вексельбергу, был совладельцем нефтяной компании West Siberian Resources — она в 2008-м объединилась с группой «Альянс» Мусы Бажаева. Но миллиардером Босова сделали инвестиции в уголь.

В 2013 году компания «Сибантрацит», владеющая угольными разрезами и обогатительными фабриками в Новосибирской области, объявила о планах провести IPO и раскрыла, что Босов контролирует 49,88% ее акций, а менеджеры его инвестгруппы «Аллтек» — еще почти 20%. Размещение не состоялось, но в 2018-м бизнесмен создал группу «Сибантрацит» — в нее, помимо одноименной компании, вошли кемеровский производитель угля «Разрез Кийзасский» и новосибирский производитель антрацита «Разрез Восточный». Строительство «Восточного» Босов затеял в кризис 2014-го, рассказывал в интервью РБК гендиректор «Сибантрацита» Максим Барский. Риск оправдался: сейчас все крупнейшие мировые производители стали — клиенты компании. В 2018-м выручка «Сибантрацита» выросла на 143%, до 162,1 млрд рублей.

Крупный актив привлекает внимание. В 2018-м, по данным РБК, приобрести «Сибантрацит», в частности, хотел экс-глава «Роснефти» Эдуард Худайнатов. В апреле 2019-го Барский утверждал, что переговоров о продаже не велось, но не исключал, что с попыткой недружественного поглощения холдинга может быть связана информационная атака на Босова.

Как раз в это время в Telegram-каналах активно обсуждалось уголовное дело, возбужденное ФСБ в отношении одной из компаний Босова — Арктической горной компании (АГК). Она входит в группу «Востокуголь», которой Босов владеет вместе с партнером Александром Исаевым. ФСБ обвинила АГК в незаконной добыче и продаже угля на Таймыре. […]

«Новая газета», 06.05.2020, «Это был просто срыв»: Но кроме получившей публичную огласку истории с увольнением Исаева были и другие ссоры. К примеру, с главой «Роснефти» Игорем Сечиным.

Наши источники, хорошо знавшие Дмитрия Босова, утверждают: все эти конфликты были успешно урегулированы во второй половине апреля. Босов со всеми помирился, попросив прощения. Извинения были приняты, потому что все знали: Босов давно периодически впадал в депрессивное состояние, спровоцированное злоупотреблением алкоголем и некоторыми препаратами. Из-за этого Босов, бывало, неделями не спал. И именно в таком состоянии ввязывался в скандалы со своими партнерами и контрагентами.

По словам людей, близких к бизнесмену, в последние дни Босов снова оказался в депрессии и не спал.

Восстановить полную картину произошедшего в ночь на 6 мая предстоит следствию. Но наш источник, хорошо знакомый с Дмитрием Босовым, поделился своей версией.

«Он мог даже не осознавать, что делает, когда достал наградной Glock… Депрессивное состояние, некоторые излишества в напитках, возможно — отложенное лечение. Вряд ли что-то большее. Он одним звонком мог решать самые запутанные ситуации с участием множества лоббистов и был одним из самых влиятельных политических бизнесменов. Редко кто другой умел, как он, разрешать миром сложнейшие экономические конфликты. Это был просто срыв».

Справка «Новой»

Glock 17 — австрийский пистолет, используемый по принципу «выхватил и стреляй».

У Glock 17 нет привычного, как, к примеру, у пистолета Макарова, предохранителя. При надавливании на спусковой крючок вначале снимается блокировка ударника.

Если продолжать надавливать, происходит освобождение боевого взвода, и лишь после этого происходит выстрел. — Врезка К.ру

@vchkogpu, 06.05.2020 19:43: Источник рассказал, что в ноябре Дмитрий Босов привлек крупную структуру к разрешению конфликта вокруг Арктикугля и Востокугля. В феврале структуры Босова неожиданно перестали выплачивать деньги по договору. «С ним лично несколько раз разговаривали. Он каждый раз говорил, мол, суммы смешные, подождите. Ссылался на то, что в командировке, на отдыхе, на карантине и т.д. Во время бесед не создавалось впечатление, что он в загуле. Общался, как обычно. На днях сам объявился, сказал, что из Кипра пришли некие важные документы, надо обсудить. Должны были встречаться пятницу-понедельник. Теперь не встретимся», — рассказал источник, который не верит, что Босов мог совершить самоубийство. — Врезка К.ру

***

Оригинал этого материала

© Ведомости.ру, 15.01.2008

«Время было такое: везде было опасно», — Дмитрий Босов, основатель и председатель правления компании «Аллтек»

Мария Рожкова

Дмитрий Босов — сосед Владимира Путина. Дом бизнесмена на Рублевке в деревне Усово — на соседней улице с резиденцией президента. Живет в нем предприниматель с 2002 г. Он говорит, что к тому времени уже разошелся со своими партнерами по алюминиевому бизнесу — Дэвидом Рубеном, Львом Черным, с которыми работал с 1994 г. В своем первом интервью Босов рассказал подробности продажи акций алюминиевых заводов в 2000 г., поведал, чем занимался после этого и как планирует развивать собственный бизнес стоимостью $2 млрд.

— Где прошло ваше детство, где учились?

— Вырос в Барнауле. Мама была преподавателем английского языка, сейчас она профессор в одном из московских вузов. Папа был начальником цеха на заводе «Трансмаш», потом — замгендиректора завода «Кристалл». Школу я окончил с золотой медалью, поехал в Москву и, сдав один экзамен, поступил в МВТУ им. Баумана, которое с отличием окончил в 1991 г.

— Где жили в Москве?

— В общаге, в Измайлове. Там же познакомился со многими из тех, с кем сейчас работаю: с Димой Ага — исполнительный директор «Аллтек», Димой Шатохиным — генеральный директор «Сибантрацит» и другие. Жил в одной комнате с Володей Микуликом — моим партнером по «Аллтек». На следующий же день после выпуска мы с товарищами открыли первую компанию — «ПИФ». По сути, это было московское представительство завода «Кристалл», от лица которого мы заключали сделки. Сначала продавали компьютеры, но не очень успешно. А вот бешеные деньги заработали на горчичниках. В самом конце 1991 г. купили в Волгограде два вагона горчичников по 6 руб. за штуку. Продали на какую-то базу в Москве 1,2 млн горчичников по 10 руб. за штуку. Заработали почти 5 млн руб.

— На что потратили?

— Первым делом купили машины. Я купил Москвич-2141 какого-то неимоверного серо-голубого цвета, двухкомнатную квартиру в Москве. В 199-1992 гг. делали другие нехитрые операции — покупали-продавали сумки, мебель, прочий импортный ширпотреб. И вот однажды один мой товарищ познакомился с чиновником МВЭС. Сделка, хотя в это трудно поверить, была не коррупционная: договорились о выделении нам кредита в $6 млн на закупку алюминия для госнужд. За металлом поехали в Красноярск. Конечно, с приключениями. Встретили нас там сразу жулики какие-то, не от Толи Быкова, который тогда еще не имел влияния на завод, а какие-то ларечники, сказали, что они контролируют КрАЗ и что весь алюминий можно покупать только через них.

— Пуганули вас?

— Да мы не испугались, поехали на КрАЗ к директору. Денег у завода не было, и мы с ним быстро договорились о продаже нам 12 000 т алюминия. Деньги перечислили. А металл они не отгрузили. Там же познакомились с такими же, как мы, ходоками за алюминием — Дэвидом Рубеном, братьями Черными. В результате часть алюминия, который мы получили на КрАЗе, они у нас купили. На заводах нам сказали — чего вы ходите, алюминий просите, сырья все равно нет, везите сырье. У нас денег, особенно, тоже не было. Вот и договорились с Trans World, что мы будем обеспечивать поставки сырья на заводы в Красноярск, Братск, а они будут финансировать операции и продавать металл, доход делили. Работали так в 1994-1997 гг. В 1997 г. мы заключили с Trans World соглашение, по которому взяли в управление их пакет акций КрАЗа — они же в России почти не появлялись. Весь толлинг на КрАЗе после этого у нас был совместный.

— В прессе много писали об алюминиевых войнах 90-х…м

— Такого, чтобы я чувствовал опасность или состояние войны, не было. Охраняла нас в Красноярске местная охрана. Иногда милиционеры говорили нам — здесь опасно, один бандит убил другого бандита, вы тут поаккуратнее, наверное, убили из-за завода. Мы усиливали охрану. А почему из-за завода убили, ответить никто не мог. В реальности было 2-3 громких убийства людей, которых как-то можно было связать с алюминием. В нефтяных, угольных, стальных войнах погибло на порядок больше людей. Просто шумихи вокруг этого не было. А вокруг алюминия был создан какой-то гангстерский ореол. Ну да, были в Красноярске отстрелы, разборки за вещевые рынки, к заводу они не имели отношения. Просто время было такое. С 1992 по 1998 г. на милицию никто не обращал внимания, было верховенство силы над законом. Везде было опасно, везде были бандиты, везде убивали. Даже в Москве выходил человек на улицу за хлебом и была опасность, что его ударят по голове и он домой уже не вернется.

— Но в 1997 г. на КрАЗе было горячо. Вместо Glencore и Daewoo на завод пришли Trans World и другие. Вы были на всех переговорах, драматических собраниях акционеров.

— Был такой период. Были и собрания акционеров с автоматчиками, и прочее. Но все остались живы, и по-другому быть не могло. Просто у Glencore не было акций. А у нас, Василия Анисимова, у Бориса Иванишвили, у Быкова были. Вот мы и поставили своего гендиректора и толлингом стали заниматься.

— В 1997 г. вы стали акционером КрАЗа. С каким пакетом?

— У Trans World было около 20% акций КрАЗа, у меня — четверть в их пакете.

— Кто же придумал толлинг?

— По моей версии, первую такую операцию еще в начале 90-х провела на КрАЗе одна из компаний Василия Анисимова. Они поставляли на завод какое-то оборудование, имели хорошие отношения с руководством завода и первыми подписали толлинговый контракт.

— Каков был доход акционеров с тонны алюминия при толлинге?

— Это были копейки по сравнению с нынешними доходами. Алюминий сильно подорожал. Маржа толлингера — это биржевая стоимость тонны алюминия минус стоимость глинозема, плата за переработку и стоимость логистики. В среднем маржа тогда была около 15-25% от стоимости алюминия на бирже — $150-300 с тонны.

— В 2000 г. Лев Черной, Рубены решили продать акции алюминиевых заводов. За сколько? Почему именно Абрамовичу? Березовский утверждает, что также был в числе покупателей.

— В какой-то момент Лев Черной и Дэвид сказали — мы все продаем, выходим из бизнеса. «Альфа» и «Ренова» вели с нами переговоры. Но в итоге акции были проданы Абрамовичу и Березовскому (подписывал от них Бадри Патаркацишвили) — они выступали в этой сделке как одно лицо. В начале февраля первый раз встретились, через неделю в кабинете Абрамовича в «Сибнефти» уже подписали базовый документ. Сумма сделки составила $550 млн.

— Вас считали партнером Льва Черного, его человеком. Говорят, вы до сих пор делаете совместные проекты.

— Его партнером я был, а «его человеком» — нет, потому что никогда в жизни ни на кого, кроме себя, не работал. Совместных проектов у меня со Львом с тех пор не было. Общаемся редко, чем он сейчас занимается, я не знаю. В 2000 г. «Аллтек» выкупил их доли в Московском заводе по обработке цветных металлов, в электродных и криолитовых заводах.

— Правда, что у вас был совместный бизнес и тесные отношения с Березовским?

— Мы познакомились в конце 90-х, когда в Красноярске был конфликт между Быковым и Александром Лебедем. Березовский по просьбе Льва вызвался выступить посредником в этом конфликте. Я сел в самолет с Березовским, и мы полетели в Красноярск. А единственный бизнес, в котором я участвовал с Березовским, была интернет-компания «Сити-лайн». Он первым инвестировал в нее. Управляли компанией мои друзья Емельян Захаров, Демьян Кудрявцев и другие. В 1999 г. они предложили мне стать соинвестором. В 2001 г. мы продали компанию и прилично заработали. Кстати именно в «Сити-лайн» я познакомился с Максимом Барским, который потом стал нашим партнером, президентом West Siberian Resources (WSR).

— Еще до этого Лев Черной профинансировал покупку Березовским «Коммерсанта» и ТВ-6.

— К сделке по ТВ-6 я отношения не имел. Покупку «Коммерсанта» Лев согласился профинансировать, только если я смогу подтвердить, что контракт нормальный. Поэтому в 1999 г. я лично вел с Владимиром Яковлевым переговоры о покупке «Коммерсанта», летал к нему в Лос-Анджелес. Сделка состоялась, Березовский потом рассчитался с Львом.

— Сейчас поддерживаете отношения с Березовским?

— Виделись в 2006 г. в Лондоне. Он очень изменился. О ситуации в России рассуждает, как из космоса. Сильно оторвался от действительности. В конце 90-х он поражал точностью оценок ситуации, а сейчас я практически ни в чем не могу с ним согласиться. […]

— Акции «Химпрома» вы покупали вместе с Олегом Митволем, сейчас занимающим пост замруководителя Росприроднадзора. Как сложился ваш альянс?

— С Олегом меня познакомил все тот же Березовский еще в 1998 г. Партнерами мы не были. Просто лет пять назад примерно в одно время мы стали миноритарными акционерами «Химпрома». Как миноритарии отстаивали свои интересы. Каждый по-своему. После его ухода на госслужбу видимся редко. […]

— Не опасаетесь затевать газовые проекты в России?

— Мы не собираемся конкурировать с «Газпромом», наша стратегия — газохимия, газоэнергетика и газоснабжение районов, в которых нет газпромовской инфраструктуры. Мы понимаем, что есть монополия и если мы будем делать что-то, что противоречит ее стратегическим интересам, нас разотрут в порошок.

— Планируете ли еще приобретения газовых активов?

— Пока нет. У нас есть стратегия работы в этом секторе, но подробности рассказывать не хотелось бы.

— Затевая проекты в нефтяном, газовом секторе, не опасаетесь, что в какой-то момент к вам могут постучаться и, сославшись на какие-то ваши ошибки, выкупить ваш бизнес?

— Будем стараться делать так, чтобы не постучались. […]

— В прошлый раз, когда Тимошенко возглавляла правительство Украины, вы стали совладельцем Никопольского завода ферросплавов (НЗФ). Вы до сих его акционер?

— На настоящий момент я не имею интересов в НЗФ.

— Когда вы познакомились с Тимошенко?

— В середине 90-х. Мы занимались поставками труб для строительства газопровода в Узбекистане. Нам не заплатили. Предложили рассчитаться газом. Газ мы поставили на Украину, тогда-то познакомились и с Тимошенко, и с Игорем Макаровым из «Итеры», и с Виктором Пинчуком. Проблему как-то решили. У нас действительно товарищеские отношения [с Тимошенко]. Моя жена, она из Киева, с ней дружит.

— А кто ваша жена, чем занимается?

— Анастасия Старовойтова. Сейчас она воспитывает ребенка, постоянно что-то организовывает — детские праздники, путешествия, вечеринки. Ей это очень нравится. Еще консультирует наших друзей и знакомых по вопросам покупки и эксплуатации самолетов. Сильно в этом разбирается. Работала в авиации. […]